Джотто поцелуй иуды кратко

Поцелуй Иуды. История вероломного предательства учеником своего учителя. Изображение этого сюжета из Нового Завета часто встречается и на фресках, и в псалтырях, и на холстах. Историю эту не раз изображали и до Джотто, и после него. Разница между его фреской и работами его предшественников колоссальная.

Флорентийский живописец Джотто ди Бондоне был одним из первых художников, кто изобразил Иуду-предателя. Его картина. (Джотто, Капелла Скровеньи). У этого термина существуют и другие значения, см. Поцелуй Иуды (значения). Поцелуй Иуды (Лобзание Иуды) — эпизод Евангелия. Согласно авторам Евангелия, Иуда.

Этот стоявший на реке Арно город славился своими сукнами, и значительную массу его населения составляли ремесленники, занятые изготовлением этих сукон. BBC: Искусство всемирной живописи. Джотто Горожане по профессиям объединялись в цехи. Последние преуспевали, широко ведя финансовые операции не только в Италии, но и за ее пределами. В конце XIII столетия ожесточенная борьба между горожанами и дворянством завершилась полной победой горожан, что обусловило последовавший затем бурный расцвет флорентийской экономики и культуры, а также обеспечило Флоренции на протяжении XIV — XV веков первенство среди итальянских городов-государств.

Taking Christ in custody (The Kiss of Judah). Scenes from the life of Christ

Исаака ввел в заблуждение поцелуй Иакова, обманом получившего его благословение; а военачальник Иоав, целуя Аммессая, поразил того своим мечом в живот Бытие 27: 26-7; 2-я Царств 20: 9-10. Больше напоминающий Авессалома, Иуда прибегает к притворному поцелую, чтобы возбудить жестокость против своего Владыки. Художники, подчеркивающие садизм Иудиного поцелуя, как правило, используют два приема. И они присоединяют Иуду к сонму агрессивных иудейских старейшин и римских воинов, идущих арестовать, связать, подвергнуть бичеванию и пригвоздить к распятию Иисуса. Но каким бы ни выглядел двенадцатый апостол — слишком гротескно мужественным или слишком женственным — его объятие демонстрирует чрезмерную чувственность.

«Поцелуй Иуды (Взятие Христа под стражу)», Джотто ди Бондоне — описание картины

Исаака ввел в заблуждение поцелуй Иакова, обманом получившего его благословение; а военачальник Иоав, целуя Аммессая, поразил того своим мечом в живот Бытие 27: 26-7; 2-я Царств 20: 9-10. Больше напоминающий Авессалома, Иуда прибегает к притворному поцелую, чтобы возбудить жестокость против своего Владыки. Художники, подчеркивающие садизм Иудиного поцелуя, как правило, используют два приема. И они присоединяют Иуду к сонму агрессивных иудейских старейшин и римских воинов, идущих арестовать, связать, подвергнуть бичеванию и пригвоздить к распятию Иисуса.

Но каким бы ни выглядел двенадцатый апостол — слишком гротескно мужественным или слишком женственным — его объятие демонстрирует чрезмерную чувственность. Обозначенное уже на заре Нового времени многими художниками — в частности, такими знаменитостями, как Джотто или Дюрер, — странное физическое столкновение между Иисусом и Иудой фиксирует неподобающую близость грешника к самому святому из всех.

Изображаемый на фоне вооруженных мечами воинов, варварский и грубый Иуда, обнимающий мертвенно-бледного Иисуса, навеивает ассоциации с вражескими ордами, агрессивными язычниками или азиатскими завоевателями, угрожающими Христианскому миру. Что ты за друг и что за обман таит столь дружеское приветствие? Порицая чреватое перерождением и даже вырождением перекрестное смешение видов, бессчетные поэты после Седулия проклинали вызывающий дрожь поцелуй изменника в строках, немногим отличающихся от тех, что опубликовал в 1841 г.

С Ним хотел В лобзанье слиться он — Себя позором заклеймив! На фреске в церкви доминиканцев в Кольмаре страсть Иуды с толстыми губами и курчавыми, либо коротко подстриженными, волосами контрастирует со смирением бледного, погруженного в печальную задумчивость, обреченного Иисуса, отводящего глаза от нечестивого предателя.

Ведь и предательство Яго также сопряжено с поцелуем — схожим целованием лица того же пола, которое он измышляет, чтобы подогреть подозрительность ревнивого Отелло к своей жене. В воссозданной им сцене в бесплодном саду Мартин Шонгауэр изображает мерзких гонителей в гиперболизированной мелодраматической манере, а подавленного, безмолвного Иисуса в белом одеянии представляет пассивно сопротивляющимся и благочестиво женственным.

Две композиции на тему предательства и ареста Христа: одна — кисти Иоганна Кёрбеке, из Мариенфельдского алтаря в Мюнстере 1457 г. Мартина в Кольмаре 1462—1466 гг. Цвет греха, тревоги, Сатаны и крови — красный, поэтому волосы на голове и борода Иуды рыжего цвета. Стремящийся подавить бледного Иисуса, темный Иуда в превосходно организованной в композиционном плане сцене Кёрбеке выставляет свой крючковатый нос.

Поскольку Иуда кажется на несколько десятков лет старше молодого Иисуса, его объятие выглядит как объятие педофила. Свет, исходящий от головы Иисуса в обеих композициях, освещает отсеченное ухо Малха, которое Иисус исцелил, вооружение воинов — все это акцентирует мученичество Иисуса, на которое Его обрекает союз Иуды, иудеев и властей императорского Рима. В некоторых других работах Иуда меняется до неузнаваемости: он изображается либо плешивым, либо в туго натянутом шлеме, надвигающим свое лицо на лицо Иисуса.

Толстогубые и резко жестикулирующие темнокожие римские воины или служители храма на этой картине выглядят как зубоскалящие исполнители пародий на негритянские песни. При взгляде на то, как они связывают печального, безвольного светловолосого Иисуса, некоторым зрителям вполне может припомниться образ несчастной девицы из какой-нибудь мелодрамы, чью стойкость в добродетели испытывают омерзительные злодеи.

Этот образ способен навеять также мысли о каннибализме в изображении сцены, следующей за поцелуем, поскольку в верхнем правом углу можно разглядеть поцелуй Иуды, произошедший раньше. Сцена отсечения уха Малха на переднем плане играет важную роль в отображении греховного вероломства Иуды. Размещенная на фоне копий и ножей, она намекает на угрозу кастрации — отрезание любой части тела всегда навевает сомнения относительно самого жестокого обрезания из всех: но она также подразумевает и то, что в конечном итоге садистские издевательства над Иисусом будут отомщены, и таковым отмщением и вправду предстает столь спорная карикатура.

Изображенный в профиль, без нимба, в желтых одеждах и с рыжими волосами, молодой Иуда смущен и растерян, а его одежды окутывают запечатленного в профиль, с нимбом, Иисуса настенная роспись, Падуя, ок. Параллелью Иисусу выступает Святой Петр, изображенный в левой части фрески также с нимбом.

Фигура Иуды перекликается с фигурой Малха. Как и раб Малх, Иуда порабощен иудейскими властями, контролирующими его действия. Но, в то время как Петр отвечает на агрессию жестокостью, отрезая Малху ухо, Иисус у Джотто поворачивает свою щеку к зрителю, принимая оскорбление и одновременно пристально глядя в глаза Иуде, как будто вынуждая его признать свое преступление.

Позади и вокруг двух центральных фигур теснятся воины, стражники и храмовые начальники, чьи горящие факелы, копья, дубинки и алебарды в ночном воздухе щетинятся, словно иглы гигантского дикобраза. Полное лицо Иуды, как и его дородное тело под складками одежды, предостерегают, что его поцелуй может сопровождаться укусом, способным ранить не меньше, чем ножи и копья сгрудившейся толпы. На фреске Джотто Иуда кажется непомерно раздутым в своих ниспадающих одеждах, особенно в сравнении с прямым, стройным Иисусом.

Борода Иисуса, как и его благородное чело, контрастирующие с безбородым лицом Иуды и его маленьким лбом, позволяют предположить, что Иуда принадлежит к иной, женоподобной, расе.

Помимо Малха, двойником Иуды на этой фреске выступает некто в капюшоне, обернутый к зрителю спиной. Укусы закона и меча, как и ужасающее муками страдание Иисуса, проглядывают во всех шести циклах Альбрехта Дюрера, посвященных Драме Страстей Господних, в каждом из которых целование и отсечение соседствуют друг с другом.

В своем подходе к Иуде три из них — самые популярные и оказавшие наибольшее влияние — особенно значимы. Все они были созданы после изгнания еврейской общины из Нюрнберга. Имя Иуд иного отца — Симон — еще больше сближает его с Петром. Со времен Средневековья ночное отречение Петра и самоубийство Иуды на следующий день побуждали мыслителей противопоставлять раскаяние избранного Петра отчаянию отвергнутого Иуды.

Быстрое, жестокое, но полностью оправданное, справедливое возмездие Петра: не предвещает ли оно и не воплощает ли оно собой будущее Церкви и триумфальную победу над жалкими злобными иудеями? Не попытка ли это рационалистически обосновать изгнание еврейской общины из Нюрнберга? У Дюрера Петр предстает главным врагом Иуды — не намек ли это на то, что Церковь, которую ему будет строить, утвердится и окрепнет через враждебность по отношению к народу, который воплощают Иуда, Малх и начальники храма, кому они служат.

На мрачной дюреровской гравюре 1508 г. Изображенный над ними в профиль, с темным лицом, Иуда прижимается к Иисусу — Дюрер фиксирует самый момент поцелуя. И у зрителя почти создается впечатление, что давление толпы и мстящего Петра выталкивает Иуду к спокойной фигуре Иисуса. Алчущий Иуда, губы и глаза которого сосредоточены единственно на Иисусе, намекает на некий тип сексуальной извращенности, приписывавшейся Эдипу из предыдущей главы.

На одной из цветных версий этой композиции 1508 г. За спинами Иуды и Иисуса у Дюрера, как и на фреске Джотто, топорщатся горящие факелы и остроконечные копья. Не только агрессивность римских воинов, но также и алчный взгляд целующего — явно смакующего при виде своей жертвы, жаждущего увидеть унижение и боль, причиной которых он стал, — придает всей сцене экспрессию вожделеющего боли садизма.

Но, несмотря на превосходящее количество мучителей вокруг Себя, более старший по возрасту, белокурый Иисус, кажется, полностью контролирует ситуацию, разоблачая напускную храбрость Своего мучителя. В правой руке Иуды внимательный зритель может различить кошель со свисающими тесемками. Вселяющая не меньший ужас запечатленной на ней жестокостью, гравюра на дереве 1509 г. На ней также на передний план вынесен Петр, замахивающийся мечом на уже упавшего на землю Малха. Арканы, мечи, копья и пламенеющие факелы также подчеркивают как физическую, так и душевную боль, которую испытывает Иисус в руках Иуды и тюремщиков.

Изображенный на обеих гравюрах слева от Иуды, Иисус не выглядит женоподобным, но Его облик, тем не менее, подчеркивает чрезмерную мужественность Иуды, садизм и дьявольскую злобу, еще больше позорящие его. И в гравюре на дереве, и в гравюре на меди господствует асимметрия: Иисус не знает или не видит того, что знает или видит Иуда; Иисус один и уязвим, тогда как Иуда множится в злобных ликах превосходящей числом толпы, которой он руководит.

Иуда держит кошель в руке, покоящейся на спине Иисуса — явный намек на корыстный мотив, который, правда, полностью не объясняет лихорадочное возбуждение, сквозящее во всем его облике. Чудовищное воплощение жестокой и эгоистичной независимости — Иуда — пристально глядя прямо на Иисуса — отвергает веру, которую человечество принимает на веру. На этой гравюре Иисус, чье тело и шею обвивают веревки, выглядит особенно уязвимым, когда темное лицо Иуды придвигается к Его губам.

Веревки, стесняющие Иисуса, притягивают Его к недоброжелателю, которому бы он сопротивлялся, если бы мог. Искривленные сучья дерева справа, трухлявый пень рядом с ним, диагональные мечи и копья, несчетное количество безымянных нападающих врагов, воин, связывающий руки Иисуса у Него за спиной: все эти детали усиливают напряжение ночного кошмара, от которого зрители на этот раз больше отстранены. На заднем плане различимы две крошечные бегущие фигурки — солдат, срывающий льняное покрывало с пытающегося скрыться приверженца Иисуса.

Но здесь Иисус пытается отстраниться, по крайней мере, мыслями или душой, вглядываясь в небеса в поисках поддержки. Распростершийся на земле Малх вызывает в памяти более ранние картины, о которых уже шла речь и на которых Иуда запечатлен ниже или под столом во время Тайной Вечери.

Все вместе гравюры Дюрера драматизируют дикую свирепость Иуды, на словах уверявшего Иисуса в преданности, но при этом сознательно утоляющего свою злобную жестокость, которой он дает полную волю. Поднимая вопрос о том, почему случается измена, Дюрер, как и Джотто, преувеличивает слияние духовной экзальтации и умерщвления плоти в вынужденном союзе Небес и Ада.

В зависимости от того, как выглядит Иисус- женственным в Своем целомудренном сопротивлении обольщению или мужественным в Своем стойком сопротивлении агрессии — меняется и Иуда: он предстает либо гипертрофированно мужественным безжалостный предводитель вооруженных солдат или женственным слабым паразитом.

Но в любом случае половая принадлежность Иуды подчеркивает ненормальность объятия между лицами одного пола, трактуемого в работах Шонгауэра, Кёрбеке и Изенманна как межрасовый контакт двух существ, принадлежащих к совершенно различным видам.

Порочный Иуда, завлекающий в ловушку Иисуса, демонстрирует греховное или болезненное рвение, грозящее уничтожить всех сыновей рода человеческого. И можно ли мотив отвратительного, преисполненного ненависти поцелуя соотнести с искаженным или враждебным соперничеством между Иудой и Петром за любовь Иисуса?

Снедаемый острой болью, уязвленный неоспоримым превосходством Иоанна — он часто воспринимается как любимый ученик и изображается возлежащим рядом с Иисусом или на его руках за столом — Иуда Штейнера движим желанием причинить боль тому, кого любит. Но картины в этой главе намекают на то, что заслуживающее сравнения соперничество за Иисуса было и между избранным Петром и отвергнутым Иудой.

Послужила ли враждебность Петра к Иуде и Малху основанием для его последующего строительства Церкви? Был ли Иуда доведен соперничеством с Петром до карательной или смертоносной страсти? И возможно ли допустить, что отрезание не разъединяет, а объединяет мстительный поступок Петра, явно не одобряемый его учителем, с вероломной изменой Иуды.

По иронии, справедливое мщение Петра могло бы помешать тому благу для человечества, которому суждено было свершиться в результате злобного объятия Иуды. Поделитесь на страничке.

Поцелуй Иуды

Предательство Иуды: иконы и картины "Что вы дадите мне, если я вам предам Его? В этот день, по нашему это была среда , — первосвященники, книжники и старейшины народа собрались у первосвященника Каиафы и совещались между собою, как бы им погубить Иисуса Христа. На этом совете они решили взять Иисуса Христа хитростью и убить Его, но только не в праздник тогда собирается много народа , чтобы не произвести возмущения в народе. Один из двенадцати апостолов Христовых, Иуда Искариотский, был очень жадный к деньгам; и учение Христово не исправило души его. Иуда Искариот.

Лживые уста

Эта знаменитая роспись повествует созерцателю о противоборстве добра и зла, о величии души и подлости. Весь фон полотна — темно-синее небо, к которому взымаются копья и зажженные факелы. Средь этой суеты выделяются две фигуры, стоящие в профиль, — Иисус Христос и его ученик Иуда Искариотский. Спаситель и предатель смотрят в глаза опонента. Здесь Джотто очень мастерски с помощью красок передает внутренний мир библейских персонажей. Так, у Христа — безупречный облик античной красоты, а вот Иуда выглядит уродливо, его лицо с низким лбом довольно неприятное. Джотто изобразил на фреске, как Иуда привел стражей, чтобы схватить учителя, однако перед этим лицемерно его обнимает.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Джотто. "Поцелуй Иуды" / Мост над бездной / Телеканал Культура

Предательство Иуды: иконы и картины

Роскошная внутренняя роспись, фрески руки великого мастера — Джотто — компенсируют аскетичный экстерьер капеллы дель Арена и превращают её в достояние мирового искусства. Капелла дель Арена в Падуе в Италии Капеллу построили в начале 1300 годов на руинах древнеримского амфитеатра. Архитектурные составляющие строения свидетельствуют о том, что изначально создатели капеллы планировали отвести ключевую роль интерьеру — росписи и фрескам. Отсутствие перегородок, лепнины, большие плоскости должны были стать основой для религиозных сюжетов. Роспись капеллы поручили Джотто. Самыми ранними из произведений Джотто считаются выполненные им фрески для капеллы дель Арена в Падуе.

"Поцелуй Иуды" Джотто. В итальянском городе Падуе находится капелла дель Арена, более известная как капелла Скровеньи – по. «Взятие Христа под стражу, или Поцелуй Иуды» – одна из самых выразительных и проникновенных фресок Джотто в Капелле Скровеньи, небольшой. «Иуда, получающий плату за предательство», Джотто ди Бондоне Поцелуй tarifra.ruкая роспись на кессонном потолке в Циллисе, ок. г.

И поистине чудом величайшим было то, что век тот, и грубый, и неумелый, возымел силу проявить себя через Джотто столь мудро... Вазари Джотто ди Бондоне Giotto di Bondone 1266 или 1267-1337 , флорентийский художник, величайший живописец и архитектор периода Предвозрождения. В истории изобразительного искусства Западной Европы его имя стало символом глубокого обновления. Хотя он не был единственным художником-реформатором своего времени, однако целеустремленность, решительность, смелый разрыв с византийскими средневековыми живописными традициями делают его родоначальником нового искусства.

“Поцелуй Иуды” Джотто. Почему это шедевр

Фреска, темпера. Эта фреска считается одним из лучших произведений Джотто. В ней он проявился не только как талантливейший художник, но и как новатор, который изменил статичное и лишенное эмоциональности искусство, привнеся в него пространство, объем и экспрессию. Для создания фрески использовался хрестоматийный библейский сюжет, до Джотто довольно часто встречавшийся в искусстве, особенно монументальном. Это момент осуществления предательства Иуды. По Библии, один из учеников Христа, его апостол, предал его за тридцать серебряных монет. Для того, чтобы стражи смогли схватить Иисуса, Иуда должен был выделить его из толпы сторонников, подойдя к нему после вечери и обняв Учителя.

Описание картины Джотто ди Бондоне «Поцелуй Иуды»

We become witnesses of a restless pandemonium, we see long torches, swords and spears trembling in unfaithful hands against the background of a dark blue night sky and we feel how the air is electrified on the threshold of the events that are under way. The guards are ready to take into custody the one who will be kissed by Judas. Truth here encounters betrayal, absolute good with evil.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 1 Джотто Поцелуй Иуды
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 0
  1. Пока нет комментариев...

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных