Инга петкевич первый поцелуй

Он стоял посреди комнаты, чужой и громоздкий, исподтишка озираясь каким-то затравленным взглядом, будто недоумевал, как он здесь очутился. Он был в парадной форме морского офицера, с кортиком и прочими прибамбасами. Форма ему шла и сидела отлично, но я не узнавалa его. Не хотела узнавать. Мы расстались давно и необратимо.

ї Инга Петкевич, Инга Петкевич. Первый поцелуй. От окаянного моего сердца и помраченного ума моего В последний раз он пришел ко мне в. Инга Петкевич. Список публикаций: Новый Мир № 6 за г. Свободное падение. Главы из книги. Звезда № 8 за г. Первый поцелуй. Рассказ.

Miamamasha про Лакомка : Карт-Бланш для Синей Бороды От этой книги несет духом Литэры, когда автор выкладывает проду раз в два дня и смутно представляет, о чем будет писать через полторы недели. Много странных сюжетных поворотов. Грязный замок главного героя и невоспитанная дочь-подросток, как мне показалось, перекочевали в эту историю из "Стального подснежника" Даны Арнаутовой. Только там они были к месту, а здесь выглядят очень странно. Герцог очень богат.

Читать онлайн Плач по красной суке. Петкевич Инга Григорьевна.

Что от страха в один момент проснулось в комнате десять человек? Что было в комнате? Будто сквозняк ворвался в помещение, дрогнул свет люминесцентной лампы, пахнуло навозом, хлопнула дверь, и все снова затихло. И Рудик уронил голову на барьер и зарыдал. Так плачут маленькие дети после утомительного дня, плачут от полного нервного истощения и бессилия. Потом он внезапно затих — повис на барьере, точно надломленный кронциркуль. Похоже, он потерял сознание.

Инга петкевич биография. Петкевич, инга григорьевна

Посвящается сыну 1 Утреннее солнце светило в глаза, мешая смотреть, и Вива, хмурясь, встала, одергивая длинный халат, перетащила плетеное кресло в другую сторону и села снова, напряженно выпрямляя спину и щурясь на мягкое серебро воды. Та была далеко и внизу, за извилиной дороги, слева перекрывалась развалинами старой крепости, а справа кубиками лодочных гаражей на месте старого рыбколхоза.

Поерзав в кресле, Вива встала опять, подошла к самому краю веранды, взялась за круглый поручень и почти повисла на нем, всматриваясь. Дай мне бинокль! Оставь человека в покое, хай плавает! Она свесилась вниз, опуская сердитое лицо. Саныч помаячил своим, и, вздыхая, ушел в раскрытую дверь, завозился там, гремя и звякая.

Когда снова вышел, Вива уже стояла рядом, протягивая руку, а другой подхватив шелковый длинный подол. Там сверху лучше видно. У тебя мобильник где? Руки держал так, вроде ловил падающего ребенка. Наверху Вива подбежала к перилам и навалясь на них, приставила к глазам бинокль.

Протер бы хоть! С буксира списан, знатная вещь. Тут покрути вот. За что мне наказание такое! Да сядь уже, кофе твой застыл совсем. Видишь, никто не утоп, все нормально ж? Вива отмахнулась, по-прежнему прижимая к глазам увесистый пупырчатый бинокль с длинным ремешком. Поразительно, как вы совершенно ничего не понимаете! Ты чайник поставил ли?

А бублики? У нас остались со вчера бублики? Которые любимые? Тебя еще ловить. Саша, выходит! Идет уже сюда. И получит у меня сейчас по первое число! Затягивая пояс халата, вернулась в кресло, села, кусая губы, и расхохоталась. Саныч заинтересованно приложил бинокль к глазам. И тоже засмеялся, с возмущением, разглядывая быструю фигуру с полотенцем, прижатым к животу. Из-за угла крепостных развалин вывернулся экскурсионный автобусик, визгнул тормозами, засигналил. Мелькнуло сорванное с бедер полотенце, взмахнулось белым полотнищем и, под смех и крики из окон, снова вернулось на место.

Пока всех не распугает тута, дождесся от него. Не вздумай даже! И заулыбалась навстречу частым шагам по деревянным ступеням. Хорошо покупался? Парень, что выскочил на веранду, держа рукой на мокром боку полотенце, кивнул, быстро проходя, поцеловал Виву в пепельную макушку. Где мои бублики?

Ты будешь кофе, Олежек? Саныч кивнул, выразительно глядя на оживленное лицо Вивы, мол, видишь, не заставляет меня с чайником бегать. Ты там вроде починял что-то? Олег уже сбегал сверху, шлепая босыми ногами и приглаживая рукой густые черные волосы. Светлые шорты потемнели на мокрой заднице.

Садясь, взял булочку, откусил. Сто лет не купался голый. А завтра, завтра же гости, так? Хорошо, я успел. Он повернулся, большой в плечах, тяжелых, чуть ссутуленных от ширины, и смуглое лицо сверкнуло улыбкой. Инга встала на краю веранды, улыбаясь двум силуэтам за легким столиком. Обошла так, чтоб видеть лица.

Кофе с видом на море, утро, лето. Вива и мой блудный сын! Сунула на стол и села, вытягивая загорелые ноги в коротких шортах. И Саныч с удовольствием уселся, откидываясь и щурясь на солнце. Вчетвером помолчали, переводя глаза друг на друга.

Инга, не выдержав, рассмеялась. Поздравьте уже да будем жить дальше. Олег вскочил, прижимая к широкой груди такую же смуглую, как у матери руку. Мы все тебя всячески поздравляем. И желаем. И вообще. А еще ты самая красивая и беспримерно молодая! За руку уже бы водил! Тьфу, и не выговоришь. И подарок! Он снова вскочил и опять унесся на верхотуру, крича оттуда всякую ерунду. Инга внимательно посмотрела на пылающее Вивино лицо и скорбные брови Саныча. Но домой полез голый. Махал полотенцем в автобус.

Пошутил просто. Олежек, чай стынет. И кофе тоже. Саныч, сфоткай нас, а? Меня и маму. Гремя стулом, устроился рядом с Ингой и привалился к ее плечу. Оба улыбнулись в объектив навстречу бледной в утреннем свете вспышке. Но Вива отрицательно покачала головой и моргнула, чтоб не щипало веки. Они оба смотрели на нее, и улыбались. И Вива вспомнила, когда-то, когда ее детка была моложе, чем сейчас ее собственный сын, она спросила, а ты счастлива, ба?

Вива ответила тогда, да, счастлива, но кажется ей, будет что-то еще. Она не знала, это что-то появится благодаря сердитому упрямству Инги, ее стремительной девичьей безрассудности. И теперь это что-то сидит, улыбаясь такой знакомой, такой на всю жизнь любимой улыбкой. И все в нем такое же, совершенно все. Только глаза не черные, а серые, под густой шапкой лохматых темных волос. И на книжной полке в комнате, полной света и летних ветерков, вздувающих легкие занавески, стоят рядом две фотографии.

На одной — совсем молоденькая Вика в белом платье, с рассыпанными по нему цветами, а рядом ее муж Олег. И другой снимок, цветной — на фоне белого паруса такая же олегова улыбка, на его же смуглом лице с четким подбородком.

И дата в уголке снимка — 2012 год. Саныч фыркнул, вытаскивая ее из мыслей о странности счастья. И Вива улыбнулась, вставая и откидывая голову, расправила плечи.

Ну-ка, подвиньтесь. И еще надо, чтоб с Сашей. Инга протянула руку, отбирая у сына камеру. У тебя же зеркалка там, не привез, что ли? Только что из коробки вынул. Там инструкция, все такое. Олег разломил бублик и, жуя, припал к чашке.

Инга двумя руками держала приятную тяжесть.

Петкевич, Инга Григорьевна

Посвящается сыну 1 Утреннее солнце светило в глаза, мешая смотреть, и Вива, хмурясь, встала, одергивая длинный халат, перетащила плетеное кресло в другую сторону и села снова, напряженно выпрямляя спину и щурясь на мягкое серебро воды. Та была далеко и внизу, за извилиной дороги, слева перекрывалась развалинами старой крепости, а справа кубиками лодочных гаражей на месте старого рыбколхоза. Поерзав в кресле, Вива встала опять, подошла к самому краю веранды, взялась за круглый поручень и почти повисла на нем, всматриваясь.

Инга Петкевич

Огород Инга петкевич биография. Последние годы Инга Григорьевна летом жила в деревенском доме в Токсово Ленинградской области, на осень-зиму возвращаясь в Петербург. Дочь Анна, внучка Полина, Андрей Битов, женой которого была Инга Григорьевна, внучка подруги-издательницы Мария - вот те, с кем она в основном общалась. Когда мы брали у нее интервью см. Но болезнь решила иначе, и больше нет целого отдельно взятого мира Петкевич, полного грусти за страну, насмешки над беспределом властвующих, любования животными и сочувствия прочим беззащитным существам. Парадоксальная малоизвестность ее книг заставляет задуматься о том, как иногда стечение обстоятельств выбрасывает на обочину литературного процесса настоящие таланты, которые заслуживают признания, и побуждает хотя бы вдогонку рассказать, напомнить о той, которая прожила жизнь и сумела правдиво и точно выразить весь дух советского государства и атмосферы того времени на примере обычных людей. Она, как никто, умела описывать нашу многослойную действительность так, что сразу становилось ясно, что весь этот хаос и абсурд быта, это бесконечное движение к светлому будущему, досадная несправедливость существования - все это про нас и только про нас. Она родилась в Ленинграде, окончила Высшие сценарные курсы, училась в Институте киноинженеров. За скупыми строчками биографии не увидишь человека.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Артур - Еще вчера. Ваня и Инга. tarifra.ruи.

Мы с Костиком

Продавец был пьян, и очередь почти не двигалась. Но нам уже было из нее не выбраться. Мы уже обмозговали про себя, что приготовим из трески. И вообще, у каждой очереди есть своя гипнотическая сила: стоит в нее встрять, и тут же иссякает воля — стоишь себе и стоишь, будто так и надо.

Инга Григорьевна Петкевич (9 декабря — 17 августа ) — советский и российский Первый поцелуй: рассказ / И. Петкевич // Звезда. — Инга Петкевич биография, Инга Григорьевна Петкевич 9 декабря 17 августа Первый поцелуй: рассказ / И. Петкевич // Звезда. — ИНГА ПЕТКЕВИЧ Первый поцелуй. Рассказ. ОЛЕГ ДОЗМОРОВ Стихи. ВАЛЕРИЙ КИСЛОВ Вдвоем Рассказ. ВЕРА КОБЕЦ Раз, два, три, четыре, пять.

Я всегда перед покупкой читаю аннотацию. После прочтения аннотации и вступления от автора диагноз один в топку.

Петкевич, Инга Григорьевна

Этот день в истории. Инга Григорьевна Петкевич 9 декабря 1935 — 17 августа 2012 — советский и российский писатель, сценарист. Известна как первая жена и прототип героинь некоторых произведений Андрея Битова. Была художником по росписи тканей, художником-ретушером. Училась в Ленинградском институте киноинженеров в 1959—1961 гг. Икрамовым Казахфильм, 1973 г. Библиография Мы с Костиком.

Елена Блонди - Инга. Мир

Cтраница 39 Страница — Но самое страшное не то, что один подонок попал в грязную историю, — сказала я. Но ты еще долго будешь влюбляться в подонков. Она обиженно насторожилась: — А ты? У тебя что, лучше? Вопрос был исчерпан, и мы расстались довольно прохладно — она в досаде из-за своей излишней откровенности, я же чего-то тут все-таки не понимала, отказывалась понимать.

Название книги: Плач по красной суке

.

Инга Григорьевна Петкевич

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Признание Вани!
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 2
  1. senutpi

    Вы очевидно ошиблись

  2. aldisteomumb

    вааа что творится а

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных