Стих про грядущий поцелуй

Мальчик под собой не чует ног; Если выше счастья нет поэту, Чем придать нежданный блеск сонету; Если как подарок нам дана Мыслей неоткрытых глубина, Старше солнц и вечно молодая… Если смертный видит отсвет рая, Только неустанно открывая: — То Колумб светлее, чем жених На пороге радостей ночных, Чудо он духовным видит оком, Целый мир, неведомый пророкам, Что залег в пучинах голубых, Там, где запад сходится с востоком. Эти воды Богом прокляты! Этим страшным рифам нет названья! Но навстречу жадного мечтанья Уж плывут, плывут, как обещанья, В море ветви, травы и цветы, В небе птицы странной красоты. Вольный ветер веял парусами, Кто он был, тот первый, светлоокий, Что, завидев с палубы высокой В диком море остров одинокий, Закричал, как коршуны кричат? Старый кормщик, рыцарь иль пират, Ныне он Колумбу — младший брат!

манящий плен, пьянящий вкус горячих губ – дразнящий, вкусный на сон грядущий – поцелуй, огонь сжигающих объятий. О, сердце пой и торжествуй. Ирастаял в безмолвной красе Ночь под грёзами крутит и машет Сон грядущий, как сон наяву Да мне сносит, красавица, башню Когда вижу тебя и его.

Ты мне была сестрой, то нежною, то страстной, И я тебя любил, и я тебя люблю. Ты призрак дорогой… бледнеющий… неясный… И, в этот лунный час я о тебе скорблю! Мне хочется, чтоб ночь, раскинувшая крылья, Воздушной тишиной соединила нас. Мне хочется, чтоб я, исполненный бессилья, В твои глаза струил огонь влюбленных глаз. Мне хочется, чтоб ты, вся бледная от муки, Под лаской замерла, и целовал бы я Твое лицо, глаза и маленькие руки, И ты шепнула б мне: "Смотри, я вся — твоя!

Дари мне поцелуи

Источник: В. Стихотворения, лирические поэмы. Дата создания: 1896, опубл. Искусство, по Брюсову, самоценно. Поэту всего лишь 23 года, но стихотворение воспринимается как завещание, наставление следующим поколениям. Как видим, Брюсов, искренне считавший себя гением, изложил в стихотворении собственную программу, символически обратившись к себе самому. Ассаргадон — впервые напечатано в сборнике К.

Все стихи Валерия Брюсова

Дальше, дальше, как и шли! Путь этот, о котором постоянно говорит поэт, был непростым и нелегким, он изобиловал многочисленными изгибами и поворотами, подъемами и срывами.

Откуда же и куда он вёл? Валерий Яковлевич Брюсов родился в 1873 году в Москве в купеческой семье, которая имела свои истоки в крепостном крестьянстве, а среднее поколение ее было уже затронуто влиянием передовых демократических и научно-материалистических идей 60-х годов. Но 60-е годы были уже в прошлом. Отрочество Брюсова приходится на сумрачные 80-е годы, а юность - на начало 90-х. Сам поэт впоследствии так характеризовал эпоху, когда начиналась его сознательная жизнь и формировались его взгляды: Я вырастал в глухое время, Когда весь мир был глух и тих.

И людям жить казалось в бремя, А слуху был не нужен стих. Это было время тяжелой политической реакции, вырождения и измельчания традиций освободительного движения, разочарования в них, исчезновения интереса к социальным вопросам у значительной части интеллигенции, распространения теории "малых дел", роста обывательских настроений.

Конечно, в недрах общества уже пробуждались и формировались новые социальные силы, готовился переход к новому, пролетарскому этапу революционного движения, однако молодой Брюсов, подобно большинству людей своей среды, был далек от тех общественных слоев, еще не видел этих процессов. Обратим внимание на то, что в цитированных строках поэта говорится не только о политическом, но и о литературном безвременье.

Если обратиться к поэзии тех лет, то мы увидим, что она действительно переживала явный упадок, идейное оскудение. В стихах подавляющего большинства поэтов преобладали мелкотемье, банальность, тусклое эпигонство, вялая, невыразительная форма, способная только дискредитировать любое общественное содержание.

В такой общественной и литературной обстановке начиналась поэтическая деятельность Брюсова. Его ранние стихи были во многом порождены этим временем. На них наложила печать душная атмосфера тогдашней буржуазно-интеллигентской среды, лишенной настоящих гражданских идеалов и интересов, больших идей и устремлений.

Отсюда крайний индивидуализм и эгоцентризм, нашедший отражение в этих стихах, аполитичность, демонстративное игнорирование социальной тематики. Вместе с тем молодому Брюсову было свойственно стремление как-то оттолкнуться от окружающей его среды с ее тусклым бытом, с ее трафаретной моралью, с ее шаблонным искусством, лишенным яркости и смелости.

Начинающий поэт хотел найти какие-то новые пути, чувствовал потребность сказать какое-то новое слово. Первые шаги в этом направлении подсказала ему тогдашняя зарубежная литература. В то время на Западе, и прежде всего во Франции, складывалось и развивалось новое течение в области поэзии, получившее известность под именем символизма или декадентства от французского слова decadent - упадочный , поскольку его представители выражали преимущественно минорные настроения усталой души, утомленной от столкновения с грубой, прозаической действительностью.

Стихи этих поэтов П. Верлена, С. Малларме и других произвели сильное впечатление на молодого Брюсова новизной, необычностью художественных средств, умением тонко передать разные оттенки сложных и противоречивых переживаний современного человека. Увлеченный такими примерами, Брюсов задумывает стать вождем и организатором "новой поэзии" в России. В 1894 - 1895 годах он выпускает три небольших сборника под названием "Русские символисты", наполняя их преимущественно своими стихами и под своим именем и под разными псевдонимами.

Чем же характеризовался этот ранний период брюсовского творчества? Наиболее отчетливо свою поэтическую платформу, свою тогдашнюю эстетическую позицию Брюсов формулирует в известном стихотворении "Юному поэту", содержащем три призыва: "никому не сочувствуй", "не живи настоящим", "поклоняйся искусству, только ему, безраздумно, бесцельно". Строфы этого произведения приобрели значение манифеста декадентской поэзии с ее ультраиндивидуализмом, оторванностью от общественной жизни, с ее откровенным аморализмом и отказом от гуманистических принципов, с ее культом самодовлеющего искусства.

Уходя от неприглядной действительности, поэт погружается то в мир неясных видений и бесплодных фантазий, то в душную сферу каких-то изломанных и болезненных переживаний, то в географическую и историческую экзотику. В его стихах на каждом шагу встречаются необычные, причудливые образы.

Так, стихотворение о Москве начинается строкой: "Дремлет Москва, словно самка спящего страуса", а стихотворение о любви словами: "Моя любовь - палящий полдень Явы". Позже автор будет вспоминать эти свои опыты: Я помню: в ранней тишине Я славил жгучий полдень Явы, Сон пышных лилий на волне, Стволы, к которым льнут удавы, Глазам неведомые травы, Нам неизвестные цветы...

Горький еще в 1900 году имел основание сказать о Брюсове, что он "является перед читателем в одеждах странных и эксцентрических, с настроениями неуловимыми". Конечно, далеко не всё из декадентского реквизита первых брюсовских сборников следует воспринимать всерьез и считать выражением подлинных переживаний поэта.

Здесь было много от стремления бросить вызов привычным эстетическим нормам, заставить обратить на себя внимание, эпатируя публику из "приличного" общества, привыкшую к чинной, шаблонной и в подавляющей своей части совершенно тусклой поэзии тех лет.

Отсюда и пресловутое однострочное стихотворение "О, закрой свои бледные ноги", и "месяц обнаженный" из стихотворения "Творчество" , который всходит "при лазоревой луне", и другие экстравагантные образы и мотивы. Сам Брюсов признавался, что в своих стихах он подчас демонстрировал "намеренное затемнение смысла", "мальчишескую развязность", "щегольство редкими словами" и т. А в своем дневнике 1896 года он обещал, что его очередная книга "будет гигантской насмешкой над человеческим родом".

Неудивительно, что его тогдашние выступления вызывали недоумение читателей, возмущение рецензентов, многочисленные пародии. Брюсову удалось настолько "раздразнить гусей", что ему на ряд лет был прегражден доступ в большую печать. Если бы Брюсов остановился на этом этапе своего поэтического развития, то в книгах по истории литературы он упоминался бы лишь мелким шрифтом как один из оригинальничающих представителей декадентской поэзии и, конечно, не представлял бы для нас сегодня существенного интереса.

Но самого поэта отнюдь не удовлетворяли его стихотворные опыты того времени. Своему соратнику по символизму Константину Бальмонту он напишет об этих сборничках: "Вы хорошо знаете их значение, то есть отсутствие их значения". А "Шедевры" получат такую беспощадную оценку автора в следующем же сборнике: "Верь мне: давно я считаю ошибкой бедную книгу мою".

И впоследствии зрелый Брюсов назовет свои ранние стихи "не вполне удачными пробами несколько заносчивого юноши". И в этом ему помогает обращение к примеру, опыту, завету великих писателей прошлого, и прежде всего Пушкина, исследованием творчества которого он уже тогда стал заниматься и преклонение перед которым он пронес через всю жизнь.

У Пушкина Брюсов ищет и находит ответ на вопрос, каким должен быть поэт. В его дневнике за 1897 год мы читаем такую запись: "Поэт должен переродиться, он должен на перепутье встретить ангела, который рассек бы ему грудь мечом и вложил бы, вместо сердца, пылающий огнем уголь. Пока этого не было, безмолвно влачись "в пустыне дикой"... На путях преодоления эгоцентрической ограниченности декадентства с его узкокамерной лирикой поэт обращается к тому, что он сам называл "лирической эпикой".

И материал для нее он находит сначала лишь в прошлых веках. Историк по образованию и по своим научным интересам, Брюсов в высокой степени обладал, по определению Горького, "тонким и редким даром проникновения в прошлое". Для него история была не "страной могил", а "знакомым миром", с которым он "одной душой когда-то жил".

В сборнике "Третья стража" главное место занимает большой отдел "Любимцы веков". В нем даны выразительные образы именованных и безымянных исторических и легендарных героев разных стран и эпох. Здесь и суровый воин, не представляющий себе жизни вне битв "Старый викинг" , и поэт, идеалы которого вступают в острый конфликт с действительностью "Данте" , и древний наблюдатель природы, стремящийся постичь "таинства миров" "Халдейский пастух". Правда, Брюсов подходит к изображаемым явлениям прошлого еще с чисто эстетическими критериями, он любуется сильными характерами и яркими личностями независимо от их социального и морального облика.

И в числе "любимцев веков", которые привлекают поэта, оказывается, например, и жестокий восточный деспот Ассаргадон, который "воздвиг свой мощный трон" "на костях врагов".

А мне что близко? Мои братья - северные владыки, Мое время - викингов времена. Наметившееся в "Третьей страже" устремление из камерного, узколичного мирка в большой мир с его делами и интересами находит воплощение и в следующем сборнике - "Urbi et Orbi" "Граду и миру" , самим заглавием которого поэт показывает, что он обращается теперь не к узкому кружку своих единомышленников, а к более широкому кругу читателей. В таких стихотворениях, как "Побег", "Работа", Брюсов в значительной степени предвосхищает тему блоковской поэмы "Соловьиный сад".

Лирический герой первого стихотворения, заслышав трубный зов, бежит из пышного алькова, в котором он спал сладким сном, в жизнь с ее шумом, тревогами и заботами. В повседневную жизнь, наполненную тяжелой работой, уходит и герой второго стихотворения. Сбрасывая "порфиру с плеч", он берется за плуг, лопату и кирку. Для Брюсова, великого труженика, работа всегда была главным смыслом жизни.

Теперь он прославляет труд и в стихах. И поэтическое, литературное творчество он - как бы в полемике с поэтами романтико-идеалистического склада - представляет в виде напряженного труда, в образе вспашки поля, а поэтическую мечту - в образе вола, тянущего тяжелый плуг. В его поэзию входит тема большого города, появляются и занимают значительное место картины городской жизни с ее шумами, грохотом, движением людских толп и быстро мчащихся экипажей, с ее соблазнами и противоречиями.

Он прославляет современный город, поет ему дифирамбы и в то же время он видит его язвы и уродства. Брюсов становится первым поэтом-урбанистом в русской поэзии XX века. Влияние Верлена сменяется воздействием певца города Верхарна, с чьими произведениями Брюсов знакомит тогда же русских читателей в своих великолепных переводах.

Прежде для Брюсова было характерно признание: "Бреду в молчанья одиноком". Теперь он записывает в дневнике: "Иду к людям, сливаюсь с людьми, братаюсь с ними". В его стихах о городе все сильнее звучат социальные мотивы, все больше внимания уделяется судьбе обездоленных городских низов. В это время Брюсов создает свое знаменитое стихотворение "Каменщик" - о рабочем, который вынужден воздвигать тюрьму, где будет томиться в заключении, может быть, его же сын.

А вскоре поэт выразит горькую жалобу другого каменщика: Камни бьем, чтоб жить на свете, И живем, - чтоб бить... Горе тем, кто ныне дети, Тем, кто должен быть! После выхода "Третьей стражи" М. Горький писал Брю-сову: "Вы, мне кажется, могли бы хорошо заступиться за угнетенного человека". Горький не ошибся. Тема угнетенного человека появляется у Брюсова и там, где он обращается к историческому прошлому. Например, в стихотворении "Гребцы триремы" он говорит от имени пленных рабов, прикованных к веслам и своими усилиями двигающих корабль, на палубе которого наслаждаются жизнью баловни судьбы.

Усиливающийся демократизм поэзии Брюсова проявляется и в его попытках имитировать формы современного фольклора, и прежде всего городского. Так появляется цикл его "Песен", среди которых две носят название "Фабричная". Обострению внимания поэта к социальной проблематике мощно способствовала вся общественно-политическая обстановка тех лет, предшествовавшая революционному взрыву 1905 года, и особенно сама революция.

Еще не так давно Брюсов призывал не жить настоящим и проповедовал бесстрастие. Теперь его глубоко волнуют развертывающиеся большие политические события. Брюсов становится продолжателем традиций русской классической поэзии. Подхватывая лермонтовское сравнение поэта с кинжалом, он называет себя "песенником борьбы" и утверждает: Поэт всегда с людьми, когда шумит гроза, И песня с бурей вечно сестры.

Как яркий гражданский поэт большой силы, Брюсов выступает в сборнике "Stephanos" "Венок" , вышедшем как раз в дни вооруженного Декабрьского восстания 1905 года. Важнейший раздел этого сборника называется "Современность". Брюсов клеймит презрением буржуазных либералов, половинчатых постепеновцев, "довольных малым", удовлетворяющихся жалкими уступками со стороны царского режима. Со всею искренностью он готов прославлять "океан народной страсти, в щепы дробящий утлый трон".

Правда, надвигающаяся революция привлекает его, главным образом, своей разрушительной стороной. Революционеров он называет. Это дало В. Ленину основание определить тогдашнюю общественную позицию Брюсова как позицию "поэта-анархиста".

Новогодний Поцелуй

И рассудок, и сердце, и память губя, Я недаром так жарко целую тебя — Я целую тебя и за ту, перед кем Я таил мои страсти — был робок и нем, И за ту, что меня обожгла без огня, И смеялась, и долго терзала меня. И за ту, чья любовь мне была бы щитом, Да, убитая, спит под могильным крестом. Все, что в сердце моем загоралось для них, Догорая, пусть гаснет в объятьях твоих. Тщетно души не волнуй! О, дайте мне луч упоенного взгляда И первый стыдливый любви поцелуй!

Поцелуй Иуды

Их много много, ну не счесть. Тут чудо сны, тут чудо сказки, Тут злых, угрюмых не видать. Тебе любимая желаю, Сны чудесные летят к тебе, Чтобы сделать сладкой эту ночь. Засыпай, любимая, скорей, Я тебе заснуть смогу помочь. Всё плохое пусть уйдет навек, Сон пускай спокойным будет твой. Для меня родной ты человек, Глазки ты скорей свои закрой. Любимая, моя, спокойной ночи. Бананы, пальмы, пляжи в Сочи, И мы с тобой — совсем одни. Пески — и только мы на них, И море только на двоих. И волны, белый парус...

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ПОЦЕЛУЙ... Его природа!

Стихи про сына

Дальше, дальше, как и шли! Путь этот, о котором постоянно говорит поэт, был непростым и нелегким, он изобиловал многочисленными изгибами и поворотами, подъемами и срывами. Откуда же и куда он вёл? Валерий Яковлевич Брюсов родился в 1873 году в Москве в купеческой семье, которая имела свои истоки в крепостном крестьянстве, а среднее поколение ее было уже затронуто влиянием передовых демократических и научно-материалистических идей 60-х годов. Но 60-е годы были уже в прошлом.

Красивые и романтичные стихотворения известных поэтов и короткие стихи от пользователей сайта про поцелуй, первый поцелуй, значении поцелуя в. Продолжительность: Поцелуй! Чувством губы обвив. нежной страстью любви! Поцелуй! Приятен На сон грядущий насмеялась вдоволь, просматривая ваш видеоролик.

То были душ невиданные копи. Серебряными жилами во тьме они струились ввысь.

Журавлик в небе

Природе, умирая... Осины умирают... Доканчиваем речи... В озеро туманное... В ней таинственно слиты... Мы припомним с тобой... Alfred de Musset Then till the bowl!

Ученые выяснили, почему люди целуются с закрытыми глазами

Не видал он даже снов. Или аист перелетный К нам в окно его принес, Подложил тот сверток плотный, Да и скрылся под откос. Но ты хлопот вечерних не успела Закончить в срок, и был не прибран дом.

Мотиваторы - загляни, когда станет тяжело и грустно

.

Стихи про поцелуй

.

Стихи любимой на ночь

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ДОСМОТРИТЕ ДО КОНЦА! Маша Матвейчук - Целуют родители нас... (стихотворение Николая Зиновьева)
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 5
  1. sabrolathee75

    Я подписался на RSS ленту, но сообщения почему-то в виде каких-то иероглифов :( Как это исправить?

  2. Исай

    Как часто публикуете новости по данной тематике?.

  3. Кларисса

    Блог просто супер, буду рекомендовать друзьям!

  4. Вероника

    ни че се коментов

  5. Онуфрий

    Какой бесподобный топик

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных